Социал-демократическая партия Кыргызстана
НАДЕЖНАЯ ОПОРА

Ответы А.Атамбаева на обвинения со стороны С.Жээнбекова

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков в развернутом интервью ИА «24.kg» коснулся своих взаимоотношений с экс-Президентом Кыргызской Республики Алмазбеком Атамбаевым. На что сам экс-Президент не преминул ответить, еще раз подчеркнув, что и не думал обвинять в чем-либо экс-соратника, а хотел всего лишь предостеречь от совершения ошибок.

- Сооронбай Жээнбеков отметил, что отправной точкой разлада послужил мартовский съезд СДПК. В интервью Жээнбеков уверяет, что вы обвинили его в коррупции, в аварии на ТЭЦ Бишкека. Вы действительно обвинили его тогда?

- Главный вектор для меня - демократия и борьба с коррупцией. Если ты ведешь борьбу с коррупцией, то в друзьях у тебя не должно быть Раима-Миллионера. Это был первый совет. Ну и вот что его еще возможно обидело. Я сказал: «Я считаю, что оставаться депутатом Асылбеку Жээнбекову, будучи родственником президента, это окажет негативное влияние в свое время на имидж самого Сооронбая Жээнбекова». И по аварии на столичной ТЭЦ я сказал, что «все эти тендеры, вся подготовка к зиме на ТЭЦ велась командой премьер-министра Жээнбекова». Премьером был Жээнбеков, энергохолдинг, электрические станции, ТЭЦ - это все было в его руках... Вот такие вещи были, а каких-то обвинений...

… это предостережения были. Чтобы человек как-то… все-таки не пошел дальше этой дорогой...

- Еще в своем интервью Сооронбай Жээнбеков говорит, что вы якобы не пустили на съезд старых представителей партийных ячеек из Ошской области. Как вы могли бы прокоммениторовать эти его слова?

- Знаете, на съезд имеют право заходить только делегаты съезда. Другое дело, что, не буду скрывать, братьями Жээнбекова готовились определенные команды, их раньше называли ОБОН, чтобы сорвать съезд. И они, конечно, не были допущены. Но все делегаты приняли участие в съезде, от всех областей.   

- В интервью президент Жээнбеков говорит, что те слова, которые вы сказали в его адрес на съезде СДПК в конце марта, для него самого были полной неожиданностью. И в этом же интервью он говорит, что вы встречались и долго говорили с ним буквально накануне съезда. Неужели вы не озвучивали тогда эту свою позицию, эти же слова ему не говорили?

- Знаете, как только я узнал про реального главного спонсора его избирательной кампании, мы много разговаривали с конца ноября, и в последний раз встречались 29 марта на эту тему. И конечно же, 29 марта я предупредил его: я понял, что ты не понимаешь, насколько это все серьезно. И обязательно на съезде озвучу - и то, что твой брат не должен оставаться в парламенте, Асылбек Жээнбеков, и то, что нельзя дружить с такими, как Раим Миллион, нельзя считать себя обязанным ему, и о том, что нельзя сваливать вину на Сапара Исакова за аварию на ТЭЦ и делать его крайним. Он знал об этом прекрасно.

- В своем интервью Сооронбай Жээнбеков поставил под сомнение свой же предвыборный лозунг. “Продолжить путь”. Жээнбеков говорит буквально следующее: “Правители, президенты приходят и уходят, а народ и его многовековое историческое кочевье остается. Именно этот путь я продолжаю и продолжу”. То есть президент дает понять – путь этот с Атамбаевым уже никак не связан, хотя во время предвыборной агитации этот лозунг проговаривался открытым текстом – Жээнбеков продолжит путь Атамбаева. Что вы на это можете сказать?

- Я думаю, во время предвыборной агитации он людей просто обманывал. Сегодня он идет путем Бакиева, я это открыто говорю. Больше того, я ему 29 марта так и сказал: «Я вот глядя на тебя вижу будущего Бакиева». И сегодня он реально не идет моим путем, он идет путем Бакиева. Мы видим, как восстанавливается семейное правление, мы видим братьев, сватьев, зятьев и так далее. Мы это проходили уже.

- Также в интервью Жээнбеков сказал следующее: «Попытки сделать из меня ведомого руководителя через каких-то третьих лиц, руководить моими действиями — все это не делает чести ему ни как человеку, ни как экс-президенту, ни как однопартийцу и соратнику». О каких попытках идет речь?

- Ну если кто-то и руководит из третьих лиц, то допускаю, может это братья им руководят, не знаю, у меня с ними нет никаких отношений.

- В интервью также звучит некоторая обида Жээнбекова, на то что его вклад в развитие партии не был оценен вами по достоинству. В частности Жээнбеков вспоминает июньские события 2010 года когда он, цитирую  «рисковал не только карьерой, но и жизнью”. Или вот еще цитата: «Когда у СДПК был нулевой рейтинг в Оше, мы с единомышленниками и сторонниками открыли там партийные ячейки, и за короткое время партия смогла завоевать авторитет среди избирателей». Что вы на это можете сказать? Его вклад был недооценен?

- Вы знаете, у нас и до Жээнбекова были в партии известные люди с хорошим рейтингом. У Жээнбекова перед выборами в начале года рейтинг был 3%. Как он мог нам какой-то добавить рейтинг? 3% был рейтинг в год выборов. В 2017 году. А в 2010 году Жээнбеков рядом с тем же Мелисом Мырзакматовым выглядел бледной тенью, которая молча ходит за чьей-то широкой спиной. Про июньские события, что он рисковал жизнью... мне ни представители кыргызской общины, ни представители узбекской общины вообще ни разу не говорили про Жээнбекова, будто его тогда и не было. Никто об этом не говорил. Говорили, если брать кыргызских политиков, про Кельдибекова, Ташиева, Мырзакматова... негативное иногда говорили, не буду скрывать. Но про Жээнбекова никто тогда не говорил, будто его и не было...

И иногда действительно думаешь: почему я все эти годы его опекал и тащил, ведь реально-то что сделано? 

- Вот еще цитата из его интервью: «В самые трудные моменты для нашей партии, особенно на юге страны, я был всегда рядом с ним (Атамбаевым). Даже тогда, когда все сбежали от него, я оставался рядом с ним, несмотря на угрозу безопасности мне, моей семье, родным и близким». Вам действительно пришлось через огонь и воду пройти вместе?

- Я скажу так. Мы с ним знакомы и дружим с 1995 года. Вот он в своем интервью даже говорил: в 2000-м году благодаря Атамбаеву я стал вице-спикером парламента, иначе у меня отобрали бы мандат.

Но в том же 2000-м году я пошел на выборы президентские против Акаева, и Жээнбеков Сооронбай отскочил от меня. Он сказал: все мои братья, родня против. Он просто отскочил. И когда я попросил Исхака Масалиева возглавить штаб на юге, Абсамат Масалиев покойный сказал мне: «Алмаз, у тебя же есть боевой зам по партии, по фракции - Сооронбай Жээнбеков. Но почему он отскочил»? Мне было стыдно за него.

Точно также было в 2005 году, когда мы пошли сносить Акаева, и вы, наверное, хорошо знаете историю 2008 года, когда Асылбек Жээнбеков по просьбе Бакиевых написал заявление в Конституционный суд...

Другое дело, что я все это прощал. Хотя мне потом как-то, помню, Владимир Владимирович Путин мне сказал: «Тот, кто предал один раз, всегда предаст». Я все это прощал. Что Жээнбекову, что Омуркулову. Это, видимо, иногда становится плохой чертой характера. Наверное, все-таки прав был Путин.

- Возвращаясь к интервью Жээнбекова. Конкретно про вас президент Жеенбеков говорит следующее: “Он любит разбрасываться такими словами, как «досум» и «партиялашым». Но так не поступают настоящие достор и партиялаштар”. Что вы на этом могли бы ответить?

- Я просто приведу факты. Мы дружили 24 года с Сооронбаем Жээнбековым. Я помню депутата Жээнбекова, который был председателем колхоза. Он сам говорит, благодаря мне в 2000-м году стал вице-спикером. В 2007-м он стал министром в моем правительстве. А брата его Асылбека по его просьбе я включил в партийный список и протащил в депутаты. Он три раза был депутатом, два раза спикером. Жээнбекова я дотащил до президента страны. Старшего брата его я два раза, по-моему, назначал послом... Я бы сказал так: есть люди, которые могут даже десятки лет, 20-25 лет прятаться за чьей-то спиной, пользоваться защитой этой спины, как-то добиваться чего-то за счет этой спины друга, но приходит момент, когда он думает - эта спина мне уже не нужна! И он с большой радостью втыкает нож в эту спину. С большой радостью! И я думаю, что не Жээнбекову говорить про то, что такое дружба. Не Жээнбекову. Мне так кажется.